andrekisindger

Categories:

Анатомия 90-х

Демократы приходили к власти в России дважды – в феврале 1917-го и в декабре 1991-го. Оба раза короткий период их правления кончался экономической катастрофой и сменой режима на авторитарный. Оба раза демократы осуществляли социалистические программы: высокие налоги, высокая инфляция, служба интересам привилегированного меньшинства.

Но если Керенский открыто объявил себя социалистом, то к реформаторам 1990-х несправедливо прилип ярлык «либералов». Между тем, Гайдар прямо говорил, что России нужен «курс на обновление социализма», а вовсе не на американский (какой-никакой) капитализм.

Попробуем максимально сжато и информативно проследить логику и действия демократов-реформаторов из 1990-х.

Налоги

После развала СССР у государства осталось много советских внешних долгов и не было денег, чтобы кормить толпы бюджетников (учителей, врачей, пенсионеров и пр.) и субсидировать убыточные производства, вроде угольных шахт. Бюджетники и никому не нужные шахтеры проводят стачки и митинги, растет социальное напряжение. Что делать?

Сначала, чтобы пополнить бюджет, правительство Гайдара вводит чудовищные даже по евросоветским меркам налоги: НДС — 28%, налог на прибыль — 32%, верхняя ставка подоходного налога — 60%. С 1993 года ставки будут несколько снижены, но все равно останутся на запредельном даже для развитой экономики уровне, не говоря уже о еле живой постсоветской. По отношению к нетеневому реальному ВВП, налоги, собранные с народа за 90-е годы, приближаются к 50%. Это показатель сегодняшних самых «социалистических» стран Европы — Исландии, Франции, Швеции.

Поскольку правительство так и не сможет заставить платить налоги олигархов, вся непосильная тяжесть налогового бремени ложится на средний и мелкий бизнес. С 1996 года в России действует ВЧК — специальная «чрезвычайная комиссия» по вышибанию налогов из населения, возглавляемая Чубайсом. Название намеренно перекликается с «чрезвычайкой» Дзержинского. По стране проходят рейды налоговой полиции: люди в масках врываются в офисы и грабят предпринимателей почти на большевицкий манер. Несмотря на все это, «либералы» продолжают жаловаться на то, что налогов собирается слишком мало, и винят в кризисе несознательных бизнесменов.

Инфляция

Другой источник бюджетных доходов — печатный станок. Центробанк, по распоряжению правительства, печатает тонны фальшивых денег. С июня по октябрь 1992 года денежная масса растет на 30% в месяц. Это немедленно вызывает инфляционный шок. За 1992 год инфляция превысила 1000%, цены выросли в 26 раз и исчислялись миллионами рублей.

Естественно, что обедневшие в 26 раз россияне оказались отрезаны от участия в приватизации и формировании нового, рыночного общества. В результате, по признанию Гайдара и Чубайса, госсобственность поделили между собой те, кто «был к ней ближе», — советские директора, региональные чиновники и спецслужбы.

Куда же тратили свеженапечатанные рубли? Гайдаровское правительство щедро субсидировало нерентабельные производства, особенно агропромышленный комплекс. Показательный и во многом определивший политику 90-х случай произошел в январе 1992 года. Уже в самом начале премьерства Гайдар согласился выделить бастовавшим шахтерам фантастическую сумму из бюджета, равную 8% ВВП. Для сравнения, все расходы на оборону сегодня не превышают 3% ВВП. И после этого правительство 90-х называют «антисоциальным»? Мало кому удавалось раздуть госрасходы так, как нашим «либералам».

МВФ

Правительство также получает миллиардные кредиты от МВФ, большая часть которых бесследно исчезает, не доходя до казны. В основном гигантские суммы от МВФ правительство раздает в виде субсидий своим друзьям — нескольким крупным российским банкам и фирмам. Так, в июле 1998 года в Россию, стараниями Чубайса, поступил транш в размере 4,8 млрд долларов, из них 3,8 млрд осели в карманах банкиров — владельцев «СБС-Агро», «Мост-банка», «Российского кредита», «Инкомбанка». Тогда по этому поводу подняли шум Сорос и Стэнли Фишер, и оставшийся миллиард удалось «спасти». Долги же по международным кредитам вместе с процентами придется выплачивать обществу.

МВФ сыграл в судьбе России 90-х пагубную роль в двух отношениях. Во-первых, его щедрые транши раскармливали российскую бюрократию и приближенных полубизнесменов и фактически тормозили реформы. Реальные получатели траншей были заинтересованы в легких деньгах от МВФ и, соответственно, в кризисном состоянии российской экономики. Как только международная «помощь» прекратилась (с приходом Примакова на пост премьера в 1998-м), в экономике начался рост.

Во-вторых, именно МВФ рекомендовал фиксированный валютный курс как средство стабилизации своим заемщикам в 1990-е. Неверная экономическая теория и рекомендация привели к целой череде кризисов — в Мексике в 1994-м, Южной Корее, Таиланде и Индонезии в 1997-м, России в 1998-м, Бразилии в 1999-м. В конечном счете МВФ был вынужден признать ошибочность своих советов.

Однако ни в том, ни в другом случае это не снимает ответственности с российских чиновников. Чубайс поддержал рекомендованную МВФ политику «валютного коридора» (в отличие, например, от эстонских властей). В течение почти четырех лет (1995–98) центробанк искусственно завышал курс рубля. Целью было стабилизировать рубль и привлечь инвесторов в ГКО. А результатом — спад производства в стране в течение четырех лет и суицидальный рост госдолга.

В 1994 году в производстве впервые наметились оживление и рост. Как только центробанк поднял курс рубля и, соответственно, все цены на российские товары в иностранной валюте, российские предприятия, работающие на экспорт, утратили конкурентоспособность и стали нести убытки. Если спад 1992–93 годов еще можно было частично списать на проблемы перехода от советской системы к рынку, то остановка роста и спад 1994–98 годов были целиком вызваны политикой «либералов».

Пирамида

Наконец, в 1996 году правительство начинает грандиозную аферу под названием ГКО. Государство брало взаймы у частных российских и иностранных банков и обязалось вернуть долг с процентами в короткий срок — за 3–6 месяцев. Идея была в том (по крайней мере официально), чтобы государство вкладывало эти деньги в производство, извлекало прибыль, расплачивалось с кредиторами и заодно с бюджетниками. Это позволило бы пополнить бюджет, не прибегая к эмиссии, и снизить темпы инфляции.

Но в реальности госрасходы не приносили прибыли, часть денег разворовывалась, часть тратилась на бюджетников, а для того, чтобы погасить старый долг, государство брало новые кредиты. Так образовалась классическая пирамида, государственная версия «МММ». Пирамида рухнет, как только перестанут поступать новые кредиты в достаточном количестве. Уже за 9 месяцев до дефолта высшим чиновникам и крупным игрокам на рынке ГКО было понятно, что система обречена, и они поспешили перевести свои депозиты из рублевых в долларовые.

В нездоровых условиях «валютного коридора» процентные ставки по госдолгу никогда не опускались ниже 15% и постоянно росли, достигая совершенно невероятных величин — от 50 до 160% годовых. И это на фоне общего экономического спада или роста максимум в 1%. Государство не имело никакой возможности расплатиться с долгами, наращивало задолженность и неслось к катастрофе.

В то же время для российских кредиторов ситуация складывалась просто сказочно. Они получали от государства баснословные суммы, немедленно переводили их в валюту и отправляли в оффшоры, предвидя скорый крах системы. Чтобы покрыть долги перед российскими банкирами, государство занимало за рубежом, то есть фактически перекачивало деньги иностранных инвесторов в карманы «семибанкирщины».

15 августа 1998 года государство объявило, что у него нет денег, чтобы выплатить долги перед банками. Финансовая система страны рухнула в один день. Рубль к доллару упал в 4 раза. Банки закрылись, и население потеряло все свои вклады. Встали производства, еще раз подскочили цены, исчезли импортные товары. Всего в результате августовского кризиса 1998 года было уничтожено сбережений, частной собственности российских и иностранных граждан на сумму в 40 млрд долларов. Это было уже вторым массовым ограблением россиян за время правления «либералов», после гиперинфляции 1992 года.

Дикий социализм

Ни одна из попыток наполнить бюджет в 90-е не увенчалась успехом. Зато каждая из них, от безумно высоких налогов и не менее безумной эмиссии до государственной финансовой пирамиды, уничтожала российский бизнес и разоряла страну. Выгоду получила лишь узкая, связанная между собой группа чиновников (прежде всего «семья» Ельцина) и привилегированных крупных дельцов. Они присваивали себе деньги ограбленных предпринимателей и «помощь» от МВФ, нажились на ГКО, скупили активы, обесцененные во время кризисов. По существу, реформы 90-х были проведены в их интересах и не имели ничего общего с экономическим либерализмом.

Но если власть рекламировала именно эту систему как «либеральную» и «капиталистическую», то надо ли удивляться, что переживший 90-е народ ненавидит эти слова?

Как на месте Гайдара и Чубайса поступили бы либералы?

Ввели бы самые низкие и простые в мире налоги, чтобы освободить российских предпринимателей, привлечь в страну иностранный капитал, обеспечить людей работой и товарами. Допустили бы к аукционам по приватизации иностранных инвесторов, которые могли дать за отсталые советские заводы во много раз больше, чем это сделали по блату российские красные директора и члены спецслужб. (Гайдар неоднократно и резко писал, что не намерен допускать иностранцев к приватизации.) Вырученные таким образом средства можно было потратить на поддержку стариков и сирот. Что касается прочих бюджетников, то не государство должно платить врачам и учителям. Школы и больницы нужно было немедленно приватизировать так же, как заводы и магазины. А беснующихся шахтеров они разогнали бы силой: общество не обязано субсидировать наглых дармоедов. Благо, помимо шахт, появилось бы много востребованных рабочих мест, и никто бы не бедствовал.

Ликвидация ЦБ и свободное хождение валют, приватизация пенсионной системы, распродажа советских сувениров вроде мавзолея, отмена военного призыва... Либералам было бы чем заняться в 90-е.

К несчастью, реформами в новой России занимались совсем другие люди — бывшая номенклатура, члены КПСС, связанные с КГБ, ненавидящие свободу.

Анатомия 90-х (vk.com)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic