Почему государственная собственность всегда стремится к упадку?

Потому что, с точки зрения экономической теории, государственная собственность является ничейной. А ничейная собственность, как известно, всегда подвержена “эффекту трагедии общин”. Иными словами, государственный (т.е. ничейный) ресурс неизбежно обречён на то, чтобы подвергаться нещадной эксплуатации, вплоть до полного его уничтожения.

Но почему государственная собственность приходит в упадок не так быстро, как это можно было бы ожидать, в соответствии с теорией трагедии общин? 

Происходит это потому, что к пользованию государственной собственностью допускается не всё население страны, а только власть имущие – политики, чиновники, их ближайшее окружение, их семьи и родственники. Получается, что безжалостным “вытаптыванием” государственного (ничейного) пастбища занимается не всё население страны, а только его часть (хотя и очень значительная часть). Именно поэтому “пастбище” (богатство территории) вытаптывается несколько медленнее, чем это прогнозирует теория трагедии общин.

Получается нам повезло, что существует государственная собственность, которая замедляет вытаптывание находящегося на нашей территории богатства? Нет, не повезло! 

Collapse )

(no subject)

Оказывается, в Канаде существовала эффективная банковская система на основе частных банков, выпускающих конкурирующую валюту. 

В 1867 году бумажная валюта Канады состояла в основном из находящихся в обращении банкнот пары десятков коммерческих банков, а также некоторых выпущенных государством бумажных денег, известных как банкноты «Доминиона». Хотя банкноты Доминиона были признаны законным платежным средством, в отличие от банкнот национальных банков США, которые должны были быть обеспечены определенными государственными облигациями США, банкноты Канады были обеспечены общими активами их эмитентов. Канадские банки также могли, в отличие от своих американских коллег, открывать отделения по выпуску банкнот в любой точке этой страны и даже за ее пределами (у некоторых из них были отделения в Нью-Йорке). От банков также не требовалось поддерживать какую-либо конкретную сумму денежных резервов. Короче говоря, предложение канадских банкнот было почти полностью нерегулируемым.

Как указывает Джордж Селджин, с ссылкой на Брекенриджа, Северная Америка в 1873 году пережила одну из самых серьезных финансовых паник, когда-либо существовавших. Однако в Канаде «никакой паники в общепринятом смысле этого слова не произошло»; «доверие к [канадским] банкам было сильным»:

"За исключением небольшого, но быстрого падения банковских запасов в сентябре и небольшого "набега" в двух или трех банках, в ситуации не проявилось никаких критических особенностей, и страна избежала банковской паники"

Collapse )

Социализм –– это любая организованная система институциональной (систематической и методичной) агрес

Социализм традиционно определяется как система организации общества, основанная на государственной собственности на средства производства.

Однако, необходимо признать, что подобное определение недостаточно точно и полно описывает социализм.

Более корректным будет такое определение социализма:

“Социализм –– это любая организованная система институциональной (систематической и методичной) агрессии против предпринимательства и человеческой деятельности”.

Такое определение социализма, во-первых, позволяет понять, что между социализмом и интервенционизмом (государственным регулированием) нет качественной разницы. Отличие состоит лишь в степени интенсивности проявления одного и того же феномена.

Во-вторых, становится очевидным, что социализм в любой степени его проявления –– как в форме полного социализма, так и в форме государственного регулирования какой-либо отдельной сферы человеческой деятельности –– является античеловеческой системой. Потому что он представляет из себя организованную агрессию по отношению к предпринимательству (свободной и взаимовыгодной человеческой деятельности). То есть социализм представляет из себя организованную агрессию по отношению к тому, что является основой существования любого человеческого общества.

Collapse )

Разоблачение социализма.

Многие отказываются признавать нацизм и фашизм «социалистическими» режимами, потому что привыкли отождествлять социализм только с марксизмом и различными социал-демократическими проектами. Но экономическая теория не интересуется цветом мундиров или тем, насколько хороши манеры диктаторов.


Многие отказываются признавать нацизм и фашизм «социалистическими» режимами, потому что привыкли отождествлять социализм только с марксизмом и различными социал-демократическими проектами. Но экономическая теория не интересуется цветом мундиров или тем, насколько хороши манеры диктаторов.

Для неё важно, какие группы или классы стоят у власти при различных политических режимах. С точки зрения экономической теории совершенно неважно, каким образом приходят к власти социалистические лидеры — в результате выборов или государственных переворотов. Экономическую теорию интересуют только отношения собственности или масштаб государственного контроля над экономикой. Любые формы централизованного планирования экономики представляют собой разновидности социализма, независимо от философских и эстетических пристрастий различных социалистических течений. Социализм может быть монархическим или пролетарским. Он может проводить уравнение имущества либо усиливать неравенство. Но суть его всегда одна: полный государственный диктат над экономической жизнью.

Мюррей Ротбард.

желание обзавестись подземным бункером охватывает всё больше и больше людей

Собственно, Понасенков написал то, о чем я вам говорю каждый день.
Запада больше нет.
Так же, как не стало в 33-м году Германии.
Есть левацкая помойка.
Мы не будем сейчас упоминать о том, как добрые американцы раздавали индейцам тифозные одеяла или упоминать просвещенных британских колонизаторов, поровших "индийcкyю чepнь", дабы она лучше усваивала демократические цености.
Не будем обсуждать Киплинга и его резонансную поэму "Бремя белого человека", за которую автора заклеймили шовинистом даже по меркам XIX-го(!) века.
Не будем вспоминать участь чёрных рабов на плантациях французских и бельгийских колоний.
Промолчим про Корею и Вьетнам.
Про тотальную "фантиковость" хвалёного доллара.
Вы и сами это всё знаете.
Тем не менее, тот Запад несомненно был эпицентром мировой цивилизации.
Сегодня же его ждёт исключительно деградация и разожравшиеся афрофеминистки с небритыми ногами.
Ничего личного. Всё циклично.
За "жирным" золотым миллиардом, словно костяшки домино, посыпятся и все остальные.
Нечто уже происходило в V-м веке нашей эры, отбросив цивилизацию назад на долгие века.
Чувствую, живые позавидуют мёртвым.
Сложное нам выпало время.
Куплю бункер.

A.Z.

Средний возраст самых больших цивилизаций в мире, с начала истории, был приблизительно 200 лет.


В 1887 году Александр Тилер, шотландский профессор истории в Эдинбургском Университете, сказал о падении Афинской республики, приблизительно 2,000 лет тому назад: "Демократия всегда - временное явление в природе;
она просто не может существовать, как постоянная форма правительства. Демократия продолжает существовать вплоть до времени, когда избиратели обнаруживают, что они могут получить для себя щедрые подарки от
общественного казначейства. С того момента большинство всегда голосует за кандидатов, которые обещают большинство льгот от общественного казначейства, так что в итоге каждая демократия, наконец, разрушится от налоговой политики, за которой всегда следует диктатура."

"Средний возраст самых больших цивилизаций в мире, с начала истории, был приблизительно 200 лет. В течение этих 200 лет эти нации всегда прогрессировали через следующую последовательность:

1. От неволи до духовной веры;
2. От духовной веры до большой храбрости;
3. От храбрости до свободы;
4. От свободы до изобилия;
5. От изобилия до самодовольства;
6. От самодовольства до апатии;
7. От апатии до зависимости;
8. От зависимости назад в неволю."